Легавые

От щенка до уверенного охотника

Я не знаю, как для дичи, а для меня, охотника с легавой, лето в Средней полосе выдалось слишком жарким.

 

Где это видано и когда это было, чтобы в конце августа для охоты была доступна лишь первая пара часов после рассвета и приходилось бы вскакивать спозаранку, чтобы успеть до палящего солнца, которому положено уже ласковым быть, а не печь, как в июле.

А сколько гнуса и мошкары злее июньской…

Но разве же это остановит нас, увлеченных охотой людей!

Тем более что век охотничьей собаки короток.

И особенно остро это ощущаешь, когда ей исполняется 6–7 лет. Собака еще молода и полна сил, но уже начинаешь замечать, что не так вынослива и активна, что быстрее устает и больше отдыхает.

В работе она компенсирует это опытом, но чувство, что середина пути пройдена, уже не оставляет. Если все сложится благополучно, у нас может быть около десяти сезонов, проведенных на охоте вместе, за время которых наш партнер претерпевает совершенно удивительные метаморфозы, проходя путь от неразумного щенка до уверенного в себе охотника.

Вы знаете, кто бы и что ни говорил, а собаку, имеющую потенциал стать приличным работником, видно еще до первых выходов в поле.

Начну издалека. Как-то я прочитала интересное утверждение: «Самый древний и действенный механизм — мотивация «от», мотивация избегания. Можно сказать, это основная мотивация в животном мире.

То есть любое живое существо стремится (делает все возможное в текущей ситуации) избежать того, что ему причиняет дискомфорт, и тем более, всевозможные опасности. Главная особенность такой мотивации — это направленность.

То есть она направлена на поиск безопасного места, поведения и прочего. Поиск направлен от опасности, а куда — без разницы».

 

фото: fotolia.com

Вот это — «а куда, без разницы», настолько четко объясняет большинство поступков собаки, что если осознать суть явления, то в половине случаев станет понятно, почему наш питомец поступил именно так, а не иначе. И почти всегда можно будет спрогнозировать его первую реакцию на любое событие.

Очевиднее всего, например, это проявляется при боязни салютов и петард, когда собаки теряются, уносясь со всех ног в неизвестном им самим направлении. При этом они не думают о том, куда это их приведет. Да и не положено им об этом думать, они ведь — собаки.

И стоит заметить, что при проблемах с послушанием, когда собака, особенно молодая, не хочет выполнять команд, это часто объясняется тем, что владелец становиться источником дискомфорта и у собаки возникает мотивация «от».

Но у охотничьих собак не все поведение можно объяснить «мотивацией избегания». Мы видим, что у собаки есть постоянное желание чего-то, желание куда-то себя применить. Притом что жизнь ее совершенно благополучна. А ей скучно.

Она хаотична как в движениях, так и в решениях. Очень быстро переключается, по сути, не может сосредоточиться. Увлекается всякими пустяками или зацикливается на совершенно ненужных вещах. Может, но только на одном.

Магическим образом меняется собака, когда начинает работать. Когда появляется цель. Тогда все метания приобретают направленность. Суета уходит, приходит осознание, чего же она хотела, что будоражило кровь и снилось ночами.

Об этой способности стремиться к чему-то стоит всегда помнить. Она проявляется с первых месяцев жизни и отличает собаку, что будет азартным и увлеченным работником. Такая собака обязательно найдет себе занятие, и, если ее лишить призвания, она найдет себе цель суррогатную, что часто мешает ей стать хорошей собакой-компаньоном.

А нам и не надо, нам нужен партнер на охоте, который не меньше нас обуреваем страстью и желанием найти и добыть заветный трофей.

По материалам

Кнопка «Наверх»