Хозяйства и общества

Барская охота в Прикамье

Главной и, по-видимому, единственной особенностью охоты на вальдшнепа в Пермском крае является то, что ее до начала 90-х годов прошлого века здесь почти не было.

ФОТО SHUTTERSTOCK

Думается, всегда имелись продвинутые охотники, которые любили и знали толк в охоте на «кряхтуна» (одно из русских названий лесного кулика), но массовому охотнику Прикамья этот весенний барский вид охоты был совсем неинтересен.

Для этого имелись исторические, религиозные и природные причины.

Пермский край в основном заселялся с севера (XV–XIX), через бассейн Верхней Камы и Колвы.

Основным отрядом русских переселенцев были старообрядцы всех видов и толков, они же и составили основу промыслово-охотничьего населения нашего таежного севера.

А представить себе, что охотник-промысловик будет тратить дефицитный заряд дроби и пороха на лесного кулика, совершенно невозможно, и уж тем более невозможно предположить, что он и его близкие будут есть это голенасто-длинноносое чудо.

По теме

Как охотник я сформировался в 70–80 годы прошлого века, как раз в этих местах, но никогда не слышал о вальдшнепе, как о возможном охотничьем трофее.

Если говорить о Перми, то в ее пригородных лесах еще в 50-70-е годы прошлого столетия было такое изобилие всевозможной дичи, что до вальдшнепа у местного охотника просто руки не доходили.

Колоти себе все виды боровой, полевой и водоплавающей дичи, почитай себя великим охотником и гордостью охотничьего коллектива — и тебе этого вполне достаточно.

Существовал еще один фактор, который резко снижал количество поклонников весенней охоты на вальдшнепа. Это иксодовый клещ, массовый выход которого совпадает со временем весенней тяги.

Маленькое насекомое держит пермяков в паническом страхе и делает почти безлюдными наши весенние леса. Казалось бы, сделай прививку и смело иди в лес, но мой земляк предпочитает трястись от страха, а не прививаться.

«Нам нельзя ждать милости от природы, взять ее у нее…» — вооружившись этим безголовым призывом, пермские власти в середине 60-х годов прошлого века начали борьбу с клещом и обработали пригородные леса дустом. И все.

В.П. Астафьев вспоминал, что массовый падеж лесных пернатых был такой, что нога по щиколотку проваливалась в перо павшей птицы. В итоге иксодовый клещ процветает и сегодня, а количество боровой и иной птицы в наших пригородных лесах уменьшилось в десятки раз.

Но все смог пережить прикамский человек: и дуст, и смену политико-экономических формаций — ну ничем его не взять! Но главное, в наших лесных палестинах есть вальдшнеп, и сегодня он один из самых интересных и распространенных объектов охоты.

 

При резком похолодании вальдшнеп смещается к берегам рек, к прогретым лесным опушкам.ФОТО SHUTTERSTOCK

В начале 90-х годов я поменял наконец городскую жизнь на жизнь деревенскую. Наряду с бесконечным количеством дел, которые на меня тогда свалились, появилась возможность оглядеться вокруг себя.

И совершенно органично возник вопрос: а отчего это я никогда не бывал на тяге? Почитал книжечки, кое-что уяснил для себя — и вот я на тяге. Не прошло и нескольких минут, как на меня вылетел объект ожидаемой охоты.

Я для начала даже засомневался, но все происходило как в книжках: и хорканье, и свист, и полет, и длинный нос… С тех пор более 25 лет своей жизни я проживаю каждую весну в тесной связи с этой удивительной, красивой и по-настоящему поэтической охотой.

Первый вальдшнеп прилетает к нам 14–15 апреля. Время прилета постоянно, никак не связано с погодой, количеством снега или другими факторами. Кулик всегда местный, это видно и по размеру, и по окрасу, и по маршруту полета.

Обилие железа в почве болотной тайги делает нашу дичь яркой и внешне выигрышной. Так, у нашей лисы-крестовки темно-красный окрас, и в темно-вишневый сурик окрашен наш местный кулик.

До массового пролета (т.е. до тяги) проходит еще полторы – две недели. Охота на вальдшнепа возможна, но совершенно неинтересна. Ну налетит на вас один, редко два кряхтуна за все время нахождения на этой убогой тяге, и в чем тут радость?

А главное, дайте вы парнишке полетать, покрасоваться, подраться (он же удалец), полюбиться с подружками! Будущие тяги отблагодарят вас за это доброхотство. Тем более что весной 2021 года к нам не прилетел ни один местный вальдшнеп. Зима, видимо, была крутая даже на юге, и тамошние охотники подчистую выбили нашего красавца-северянина.

Массовый пролет вальдшнепа происходит у нас с 28 апреля по 5–6 мая. Тяга продолжается один, редко два вечера. Единственно верный признак начала тяги — это лягушачий квак. Как только началось бурление и шипение в ближайшей луже, хватайте ружье и бегом на тягу!

Места тяги — это дорога среди мелкого разнолесья (почему-то чаще всего с преобладанием осинника), окраины больших полян и зарастающих вырубок, пересечение главной лесовозной дороги с второстепенными. И все-таки тяга почти всегда бывает на постоянном месте, в других, точно таких же, ее не будет вовсе.

В охоте на тяге можно отметить три периода. Первый — разведочный. Пролет кулика совершается в 20:30 – 20:45 по полному свету.

Второй (он же главный) начинается с 22:00 и заканчивается в 22:45. За это время налетает от 3 до 6 куликов. Летят они с разных сторон.

Третий этап охоты самый обидный: вы возвращаетесь домой, и на вас в полной темноте налетает свистящий и хоркающий хулиган.

 

Со щенком выходить в поле можно с трех-четырех месяцев, но серьезная натаска начинается с восьми-девяти. К этому времени собака уже сформирована психологически и способна точно выполнять команды. ФОТО SHUTTERSTOCK

Летит сегодня вальдшнеп на тяге очень быстро (ласточкой) и очень высоко. Летит линейно, иногда встраивается в ток воздуха и крутит челнок с крыла на крыло. Медленных, раздумчивых полетов не ждите, такие пролеты времен Толстого и Аксакова закончились давно.

«Торчать» посреди поляны, конечно, не надо, но и как-то особенно маскироваться тоже не имеет смысла. Встаньте рядом с кустиком, и хватит с вас маскировки. Как услышите характерные звуки, поднимите ружье, вставьте приклад в плечо и найдите мушку немного впереди носа налетающей птицы. Главное, не дергаться и все делать плавно.

По определению Аксакова, имеются ружья, которые хорошо бьют мелкой дробью, а есть такие, которые хороши с крупной.

Мое ружье лучше всего достает вальдшнепа дробью № 4. Пробовал стрелять шестеркой и семеркой, но совсем не то. Вернулся к «четверке», и все пошло как надо. Вальдшнеп на рану слаб и обычно кубарем валится под ноги.

Самый неудачный номер — когда кряхтун ставит крылья планером и улетает за 80–100 метров. Без собаки такой трофей никогда не найти. И в любом случае нужно брать с собой сильный фонарь. Подбитого, перепархивающего кулика необходимо сразу же добрать: промедление, как говорил главный идеолог марксизма, смерти подобно.

Вот в общем и все особенности охоты на кулика в нашем Прикамье. Если кого-то рассердил мой менторский тон, то по-русски, от всей души прошу всяческого пардону.

И еще — главное! Ну не бейте вы их больше двух-трех, ну хватит вам и удовольствия, и охотничьей неги. Подумайте о детях и внуках! А вдруг из них тоже получатся охотники?

По материалам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»